Минея на сентябрь

Категория:

Ask a question

Минея на сентябрь

Конец XIX века. Мстёра.

Размер: 47 х 38 х 4 см

Дерево, три доски, две врезные встречные профилированные высокие шпонки, неглубокий пологий ковчег, паволока (?), левкас, темпера.

Авторская живопись очень хорошей сохранности.

Минея на сентябрь входила в годовой комплект, состоявший из двенадцати икон с изображением святых и праздников, соответствовавших порядку их календарных памятей в Минее служебной – книге, содержащей последование праздничных служб, песнопений и молитв святым на каждый день и месяц года. Иконы-минологии появляются в Византии в XI веке под влиянием украшенных миниатюрами агиографических (житийных) сборников, а также праздничных циклов, часто располагавшихся на страницах кодексов Евангелий. На Руси минеи получают широкое распространение с середины XVI столетия, когда по инициативе московского митрополита Макария был создан свод Великих Четьих Миней, включивших службы всем канонизированным русским святым. Комплекты миней создавались с целью возложения их на аналой в течение года. Несмотря на изменение с начала XVIII века гражданского календаря, исчисление времени по церковным служебным минеям и соответствующим им живописным святцам сохраняло традиционное следование литургического года с сентября по август. Поэтому сентябрьская минея «открывает» годовой комплект.

Композиция иконы разделена на пять ярусов, разграниченных на отдельные клейма с буквенными обозначениями чисел месяца. Обычно под каждым числом изображались не все святые дня, а только избранные (их выбор определялся пожеланием заказчика). В рассматриваемом случае используется расширенный состав святых и развернутые иконографические изводы праздников. 1 сентября празднуется Церковное новолетие (Начало индикта) – здесь изображен евангельский сюжет проповеди Христа в Назаретской синагоге, в которой Он впервые засвидетельствовал исполнение ветхозаветных пророчеств о пришествии Мессии (Лк. 6:17–23). По преданию это событие произошло в первый день иудейского праздника жатвы, выпадавшего на начало сентября. Первого числа Церковь также отмечает память преподобного Симеона Столпника (в народной среде его именовали Летопроводцем, а сам день «Семеновым») и его матери Марфы. Помимо восточно-христианских святых, выбор которых осуществлялся как устоявшейся традицией, так и различными обстоятельствами, в том числе, указаниями заказчиков, живописная икона включает значительное число русских святых (святителя Иоанна, архиепископа Новгородского (7 сентября), ярославских благоверных князей Феодора, Давида и Константина (19 сентября), благоверного князя Михаила Черниговского и боярина его Федора (20 сентября), преподобного Никандра Пустынника, псковского чудотворца (24 сентября), преподобной Евфросинии Суздальской (25 сентября), преподобного Савватия Соловецкого (27 сентября), благоверного князя Вячеслава Чешского (28 сентября), святителя Михаила Киевского и преподобного Григория Пельшемского, Вологодского чудотворца (30 сентября), а также памятных дней, связанных с погребением, обретением и перенесением мощей русских чудотворцев, которые отмечены лишь фигурами святых: перенесение мощей преподобных Сергия и Германа Валаамских (11 сентября), преставление преподобного Сергия Радонежского (25 сентября).

В живописи иконы в полной мере сказалась эстетика русского модерна, пользовавшаяся особым признанием в официальном церковном искусстве последних двух десятилетий XIX − начала XX века. Вытянутые хрупкие фигуры, представленные в чуть манерных позах, хорошо читаемые на светло-голубом фоне, яркие и изысканные цветовые сочетания, особое внимание к деталям и жестам, профессиональное письмо и каллиграфически исполненные надписи – все это свидетельствуют о создании памятника одним из ведущих мстёрских иконописцев по заказу какого-то высокопоставленного лица. Село Мстёра Владимирской губернии в середине XIX века становится крупнейшим в России центром иконописания. Своеобразие местной традиции и стремительное развитие промысла неразрывно связано с многочисленными заказами старообрядческого населения, составлявшего большинство жителей Богоявленской слободы на реке Мстёре. Вкусы и идеалы представителей «древлего» благочестия предопределили облик мстёрской иконы, так глубоко верной иконописному преданию, что ее нередко признавали «дониконовской», а работавших здесь мастеров, виртуозно владевших старинной иконной техникой – «старинщиками». Они много писали на частный заказ дорогих тщательно сделанных икон, демонстрируя при этом умение работать в традициях различных школ древнерусской иконописи.

Contact us

Write to us if you want to buy this product.