Воскресение – Сошествие во ад, с праздниками, образами Святой Троицы и четырех евангелистов

Категория:

Ask a question

Воскресение – Сошествие во ад, с праздниками в 16 клеймах, образами Святой Троицы и четырех евангелистов

Вторая половина XIX века. Палех.

Размер: 36 х 30,5 х 2,8 см

Дерево, три доски, пазы от двух врезных встречных шпонок (утрачены), без ковчега, паволока не просматривается, левкас, темпера, золочение.

Авторская живопись в целом хорошей сохранности. Незначительные потертости и мелкие выкрошки красочного слоя.

На обороте между шпонками штамп: Личная / собственность / А. Г.

Схема клейм:

12 Border scenes

  1. Рождество Богоматери;
  2. Введение Богоматери во храм;
  3. Троица Ветхозаветная;
  4. Благовещение;
  5. Рождество Христово;
  6. Сретение;
  7. Богоявление;
  8. Вход в Иерусалим;
  9. Преображение;
  10. Вознесение;
  11. Успение Богоматери;
  12. Воскрешение Лазаря;
  13. Усекновение главы Иоанна Предтечи;
  14. Воздвижение креста;
  15. Огненное вознесение пророка Илии;
  16. Покров Богоматери;
  17. Святая Троица (Сопрестолие);
  18. Евангелист Иоанн Богослов;
  19. Евангелист Матфей;
  20. Евангелист Марк;
  21. Евангелист Лука.

Сюжет на тему Воскресения Христова – главного церковного праздника – является одним из самых распространенных в русском религиозном искусстве. Иконы небольших размеров, подобных рассматриваемой, обычно выкладывались на аналой во время церковных служб или заказывались для дома. Согласно установившейся схеме, в среднике располагается развернутый извод сцены «Воскресение – Сошествие во ад», по периметру окруженной шестнадцатью клеймами с главными церковными праздниками года (отсюда наименование таких образов в среде иконописцев – «полницы»). Традиционно сложная многоярусная композиция Воскресения Христова включает сцену Восстания от гроба. Описанный извод складывается в русской иконописи еще в XVI веке во многом под влиянием западноевропейских гравюр, а также благодаря переводу полного текста Евангелия Никодима, вошедшему в состав Великих Четий Миней митрополита Макария. Ближе к середине XVII столетия иконографическая формула усложняется и насыщается новыми событиями, последовавшими вслед за Воскресением и до Вознесения Христа. В связи с переносом сцены Восстания от гроба в верхнюю часть и размещением ее над Сошествием во ад в композиции возникает два центра, расположенных строго на одной оси. Данная редакция окончательно формируется в московской среде, но особое распространение получает в Поволжье (в основном, в Ярославле и Костроме). Во второй половине XVIII века ее заимствуют палехские иконописцы – с этих пор и вплоть до начала XX века она неизменно присутствует в средниках «полниц». Содержащий шестнадцать клейм внешний праздничный цикл традиционно начинается со сцены «Рождество Богоматери», открывающей годовой календарный и литургический круг двунадесятых и великих праздников. В нижний ряд включены четыре сюжета, характерные для таких икон и восходящие к выработанной в искусстве Палеха в начале XIX века иконографии: Усекновение главы Иоанна Предтечи, Воздвижение Креста, Огненное вознесение Пророка Илии и Покров Богоматери. Образ венчается по углам изображениями четырех евангелистов: Иоанна Богослова, Матфея, Марка и Луки.

Производство миниатюрных многосюжетных композиций в иконописных селах Владимирской губернии к середине XIX века приобретает широкий размах. Подобные произведения отличаются крепкой графической основой и тяготением к традиционному направлению русской религиозной живописи, что пользовалось большим спросом у старообрядческого населения, но также быстро завоевывало популярность и среди сторонников официальной Церкви. Стилистические особенности свидетельствуют об исполнения образа во второй половине XIX века в одной из мастерских Палеха, тяготевших к разработанным многофигурным композициям и отличавшихся стремлением к миниатюрному письму.

Contact us

Write to us if you want to buy this product.